Сергей Бондарчук: «Тата — моя боевая подруга»

1 октября на экраны выходит фильм «Воин» — спортивная драма о двух братьях, профессиональных спортсменах по боям ММА, которым предстоит столкнуться в жестоком поединке. Фильм стал третьей актерской работой Сергея Бондарчука — он дебютировал в «Сталинграде» и сыграл эпизодическую роль в нашумевшей «Оттепели», прежде чем приступить к «Воину». Эта картина — новый продюсерский проект Федора Бондарчука, в котором он также исполнил одну из главных ролей. О его сыне Сергее общественности известно не так много — он нечасто появляется на публике и еще реже рассказывает о себе.

Сайт HELLO.RU предложил Бондарчуку-младшему выйти из тени: мы прогулялись с Сергеем и его женой Татой Бондарчук по берегу Черного моря в Сочи и поговорили об актерской профессии, кинобизнесе, семье, детях и о том, каково это — быть наследником знаменитой фамилии.

Сергей и Тата Бондарчук

Сергей, расскажи, как ты решил стать актером? 

Изначально становиться актером я не собирался. Учился в киношколе в Штатах — сначала на продюсерском факультете, где меня закидывали всякими бумагами, разрешениями на съемку и так далее, чтобы я все это изучал. Вскоре мне показалось, что это немного не мое, к тому же я видел, как на параллельном факультете режиссуры ребята постоянно бегали с камерами, что-то снимали, писали, общались с актерами — в общем, у них всегда происходило что-то интересное. И на следующий год я поменял курс — пошел на режиссуру. В конце года мне поступило предложение от Федора Сергеевича (так, по имени-отчеству, Сергей называет отца в интервью. — Ред.) попробовать себя в качестве актера — сняться в фильме «Сталинград». Я несколько раз прилетал на фотопробы, потом три раза на пробы с актерами — с Петей Федоровым, с Михаилом Пореченковым и другими. И в итоге меня утвердили на роль. Так что мое участие в фильме не было единоличным и окончательным решением Федора Сергеевича.

Это был твой первый актерский опыт — как ты себя чувствовал во время проб?

Хорошо, что мои пробы проходили с Михаилом и с Петей — первого я знаю со времен съемок «9 роты», второго — с «Обитаемого острова». Мы давно дружили, поэтому работать с ними мне было комфортно. Помогало и то, что они — большие профессионалы своего дела. Они очень помогали мне как другу, «раскачивали» меня. Например, в начале съемок, когда мы с Михаилом работали над сценой, где он находит меня подвешенным вверх ногами и срывает с веревки, я сразу же забыл слова. Это случилось в тот момент, когда он начал меня трясти, что предполагалось по сюжету. В итоге он не только отыграл всю свою часть сцены, но и прошептал мне на ухо пару моих реплик — я все вспомнил, и сцена удалась. В общем, мне с моими коллегами было легко, хотя я и чувствовал определенный дискомфорт — у меня ведь не было никакой актерской подготовки, а предстояло работать с такими маститыми актерами и с маститым режиссером.

Сергей Бондарчук

Как тебе работается с отцом на площадке? Он относится к тебе строже, чем к остальным, или наоборот?

Скорее он более требователен ко мне. Ставит мне какую-то задачу, и пока я не выполню ее на тысячу процентов, не отступает. Да я и сам стараюсь все делать максимально хорошо и держать в голове установку моего режиссера — именно режиссера, так как на площадке для нас нет таких понятий как «отец» и «сын».

А по-отцовски во время работы он тебе помогал?

Конечно, бывало, он отводил меня в сторонку и говорил что-то вроде: «Серег, слушай, здесь лучше сделай вот так. А то, что ты сам придумал, это прикольно, продолжай в том же духе».

Как он оценивает твою работу?

Не знаю, мне сложно сказать. Я к себе строг очень в этом плане.

В разговор вступает жена Сергея — Тата Бондарчук.

Тата: Федор свою оценку озвучивает не Сергею, а другим. От Сережи он ее тоже не скрывает, но боится перехвалить. Конечно, Федор доволен, потому что иначе они бы не работали вместе, и иначе он бы сказал Сереже, что продолжать этот путь не нужно. У них очень доверительные отношения.

Сергей: Да, отношения у нас очень близкие — в первую очередь дружеские, если не сказать братские, хоть это и звучит странно, когда речь идет об отце.

В фильме «Воин» Сергей Бондарчук исполнил роль профессионального борца

Роль брата героя Сергея Бондарчука в фильме «Воин» сыграл Владимир Яглыч

Федор Бондрачук появляется в фильме в роли отца персонажа Сергея, который готовит сына к поединку с собственным братом

Сергей Бондарчук на съемках фильма «Воин»

Сергей, а вообще, тебе очень важно мнение отца относительно того, что ты делаешь?

Только его мнение мне и важно.

Твоя фамилия тебе, скорее, помогает или мешает — чувствуешь сверхответственность?

Конечно, чувствую. С одной стороны, фамилия очень сильно помогает: спасибо за это моему отцу и моему великому деду. С другой — это большая ответственность, и, я думаю, правильный груз для мужчины. Нести его нелегко, но мне кажется, я справляюсь. К тому же этот груз помогает мне совершенствоваться и двигаться вперед.

Ты имеешь в виду «совершенствоваться в актерской профессии»?

Не только. Снимаясь в «Сталинграде», я окончательно понял, что, дай Бог, эта профессия так или иначе будет присутствовать в моей жизни, но пока я не могу сказать, что она для меня основная. У меня всегда была тяга к бизнесу, и сейчас у меня есть свое дело. Правда, говорить, чем именно я занимаюсь, мне пока не хотелось бы — чтобы не сглазить.

Хорошо, тогда давай вернемся к твоим ролям в кино. Расскажи про своего героя в фильме «Воин» — он на тебя похож?

Похож, но не во всем. Мы оба решительные и твердые, но у него есть черта, от которой мне в свое время удалось избавиться, — я не умел разговаривать с людьми. Я имею в виду, проговаривать какие-то свои внутренние переживания. Этот персонаж такой же — замкнутый, как еж с колючками, у него много проблем, но он не хочет их решать.

Сложно было готовиться к роли?

Нет, я это делал с удовольствием, много времени уделял спортивной подготовке. Я занимаюсь тем же видом спорта, что и мой герой, и добился хорошего прогресса — для роли надо было привести себя в соответствующую форму. Четыре месяца я тренировался по два-три раза в день, один раз провел в зале семь часов подряд. Но эти нагрузки давались мне довольно легко, потому что занимался я увлеченно и со своими друзьями.

Твоя следующая роль снова «спортивная» — в фильме «Чемпионы: Быстрее. Выше. Сильнее» (фильм выйдет в прокат в феврале 2016 года — Ред.) ты играешь борца Карелина. Это правда, что он сам утвердил тебя на роль?

Утверждает все-таки режиссер, но если бы Александр Александрович не одобрил мою кандидатуру, я бы не согласился играть, даже если бы режиссер настаивал. Для меня, да и для всей страны, Карелин — слишком большой человек. Он — герой России, который внес огромный вклад в развитие не только советского-российского, но и мирового спорта. Масштаб его личности накладывает на актера, который исполняет такую роль, огромную ответственность.

Ты встречался с Карелиным, когда готовился к съемкам?

Во время подготовки встретиться не получилось, но до этого я видел его несколько раз, и от этих встреч у меня остались очень приятные впечатления. Готовясь к роли, я несколько раз разговаривал с ним по телефону и получил очень борцовские, мужские наставления. С ними я и приступил к съемкам.

Тебе было бы интересно попробовать себя в другой роли — не спортсмена?

Да, но мне сложно сказать, в какой именно. Пока я размышляю об этом.

Что касается твоей актерской подготовки — после «Сталинграда» ты начал заниматься актерским мастерством?

Да, я занимался с замечательным преподавателем — Светланой Ефремовой, которая преподает актерское мастерство во многих больших институтах Лос-Анджелеса. Она учит технике Майзнера, по которой работают почти все знаменитые американские актеры. Эта техника хороша тем, что ее можно преподавать в рамках очень сжатой программы — благодаря этой системе за две недели можно раскачать самого скованного человека так, что он войдет в кадр и хорошо сыграет. Когда Светлана Ефремова была в Москве, мы оба находили свободное время и проводили активные, насыщенные занятия. Мне это подошло, так как я одновременно готовился к роли в «Воине» и вел бизнес, а ведь у меня еще есть семья, которой тоже важно уделять время и внимание.

Сергей, Тата, у вас две дочки — расскажите, как вы, такие молодые родители, все успеваете?

Тата: Ну, это не так сложно — у нас есть бабушки и дедушки, которые иногда берут девочек себе, чтобы мы с Сережей побыли вдвоем. И есть прекрасные няни, которые стали для нас незаменимыми и превратились в членов семьи. Их помощь важна, чтобы иногда я могла расслабиться и посвятить немного времени себе. Счастливая мама — счастливые дети.

Сергей: При этом хочу отметить, что я достаточно строгий муж, и мне нравится, что при всех своих возможностях Тата не разменивается на ненужные вещи, а действительно активно занимается детьми. Иногда мы обходимся без нянь — в основном в такие моменты все делает Тата, но мы всегда на подхвате друг у друга.

Тата: Мы молодые родители, и это нормально. Сейчас сильно сдвинулись возрастные рамки, в которых принято заводить семью, но мы решили этой тенденции не следовать. Многие говорят, что хотят пожить для себя, а у нас такого не было — мы сразу хотели детей.

Сергей: Дети для нас — смысл жизни. С ними в ней появилось еще больше удовольствия.

Какие вы родители?

Тата: Мы — хиппи (улыбается). Естественно, мы заботливые и внимательные, но в целом довольно расслабленные. Мы не держим детей в ежовых рукавицах, а даем им свободу.

Сергей: И право самостоятельно делать выбор — даже в таком юном возрасте.

Тата: С самого рождения мы относимся к нашим девочкам как к личностям, как к взрослым людям. Вера у нас пока еще совсем маленькая — ей год и четыре месяца, а Маргарите в декабре будет три года, и она действительно часто общается как взрослый человек. Она очень рассудительная, и, наверное, в этом есть наша заслуга.

На кого Вера и Маргарита похожи?

Тата: Достаточно просто посмотреть на нашу Маргариту, чтобы понять: это Сережа в детстве. Она вообще смешала в себе весь клан Бондарчуков — похожа не только на Сережу, но и на деда, Федора Сергеевича. Мимикой очень напоминает Ирину Константиновну Скобцеву. А вот по характеру Маргарита похожа на мою маму — она очень аккуратная, все ставит в рядочек, складывает. Иногда Марго убирает даже за мной!

Сергей: Это моя мини-теща. Если она что-то убирает, лучше не стоять у нее на пути.

Тата: А Вера характером пошла в Сережу. Он человек очень нежный, «тактильный», очень любит обниматься, хлопать людей по плечу, брать за руку. Иногда даже приходится говорить ему: «Сережа, прекрати трогать людей!»

Сергей: Я работаю над собой в этом плане — понимаю, это не всем нравится, хотя я это делаю от души (улыбается).

Тата: Вера такая же — иногда стоит прийти домой и взять ее на руки, как она сразу кладет голову тебе на плечи. При этом внешне она…

Сергей: Таточка.

Тата: Моя мама говорит, что это маленькая я. А мимика и движения у нее от Светланы (Бондарчук — Ред.). Но если не брать бабушек и дедушек, дети разделились: старшая — папина, младшая — мамина.

Старшая дочка Сергея и Таты Бондарчук Маргарита

Тата с младшей дочкой Верой

Девочки уже проявляют какие-то таланты?

Сергей: Ну, старшая дочка у меня растет борцом — это однозначно. Ей передались таланты Михаила Геразиевича Мамиашвили, папы моей Таты, олимпийского чемпиона и президента Федерации спортивной борьбы России. Причем я, как человек, который тоже занимается борьбой, впечатлен способностями Маргариты — она «забарывает» маленького брата Таты, который тяжелее Марго на пару килограммов: проходит ему в ноги, делает захваты.

Тата: При этом она очень артистичная. Надо сказать, я всегда боялась стать мамашей, которая говорит: «Мой ребенок самый лучший, самый талантливый, самый умный, ни с кем не сравнится». Но дочка у нас и правда замечательная, объективно (смеются).

Сергей: А вот Вера Сергеевна — еще одна замечательная дочка — у нас пока еще очень маленькая, но уже сейчас ясно, что она совершенно другой человек. Она более спокойная.

Тата: Она — человек-улыбка, человек-любовь.

Сергей: Энергетически это очень чувствуется.

Маргарита и Вера Бондарчук

Вы бы хотели, чтобы ваши дочки стали актрисами?

Сергей: Я бы хотел, чтобы мои дети занимались тем, чем они сами хотят заниматься, и чтобы были счастливыми.

Тата: Да, просто, чтобы делали то, что им приносит счастье. Человек должен жить в гармонии с собой и со своей профессией.

Сергей: А мы, естественно, в любых начинаниях всегда будем их поддерживать. Если захотят стать актрисами или борцами, мы будем рады и в том, и в другом случае.

Кажется, вы просто родители мечты. А что касается ваших отношений друг с другом — расскажите, какой муж Сережа и какая жена Тата?

Тата: Наверно, самое важное, что мы с Сережей не только муж и жена, но и самые близкие друзья. Внешне он кажется брутальным, но на самом деле он очень веселый и трогательный человек. Сережа — замечательный, и как отец, и как муж. Все, что он делает в своей жизни, он делает для нас — я это знаю, и очень ценю.

Сергей: О том, какая Тата жена, говорят факты: моя одежда всегда выстирана и выглажена, стол всегда накрыт, дома я чувствую уют и теплоту. Это важно, но куда важнее, что Тата — моя боевая подруга. До встречи с ней я был достаточно закрытым человеком, никогда ни с кем не говорил о своих внутренних переживаниях и даже в семье «партизанил». Из-за этого в моей жизни было много проблем, и я это даже не до конца осознавал. С появлением в моей жизни Таты многие проблемы решились, и больше я к ним не возвращался. Тата — из тех женщин, которые тоже могут и плечо подставить, и спину прикрыть. И о самом сокровенном я по-прежнему говорю только с ней.

Чего сами себе желаете?

Тата: Честно говоря, у нас сейчас все так хорошо, что мне даже страшно хотеть большего.

Сергей: Можно больше детей — попозже.

Тата: Да, наверное, мы хотели бы больше детей. В целом, я думаю, важно, чтобы у нас всегда была впереди какая-то цель и чтобы мы не останавливались, развиваясь в разных сферах — профессиональных и личных.

Сергей: Абсолютно согласен.

Текст:
Анастасия Фанышева

Фото: Любовь Шеметова/HELLO!, Кадры из фильма

Источник

Еще Звездные Новости

Автор записи: Звёздная жизнь

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *