Энтони Хопкинс для HELLO!: «Я могу прямо сейчас предсказать вам будущее Америки»

В канале AMEDIA Premium и в онлайн-сервисе AMEDIATEKA продолжается показ сериала «Мир Дикого Запада», одну из главных ролей в котором исполняет Энтони Хопкинс. На экране он сыграл не одного мерзавца, но в глубине души, уверяет сэр Энтони, он просто душка. О скрытых чертах характера, философских вопросах и о том, как важно не быть серьезным, — в интервью HELLO!

Его имя уже давно входит в список голливудских имен нарицательных. Сэр Энтони Хопкинс, 78 лет, британец, женат, 40 лет живет в Америке, активно снимается в кино и давно никому ничего не доказывает. Последний тезис актер, не проговаривая вслух, подразумевает в каждой ремарке нашего интервью. В разговоре о США рассуждает: «Американцы все-таки чуточку сумасшедшие — им подавай все и сразу. К чему спешка?» На вопрос о выходе Соединенного Королевства из состава ЕС пожимает плечами: «Я прожил столько лет, что у меня нет никакого мнения, я ничего не контролирую. Считайте это равнодушием, но мне все равно».

В новом сериале «Мир Дикого Запада» актер сыграл доктора Форда — создателя целого мира роботов, гения и демиурга, склонного к философским размышлениям. Сам сэр Энтони во время интервью («Я знаю лишь то, что мне не известно ничего») также задумывается о вопросах жизни и смерти. И, увлекаясь, постоянно себя осаживает: «Простите, меня в последнее время тянет на размышления. Наверное, возраст».

Энтони Хопкинс в сериале «Мир Дикого Запада»

Сэр Энтони, сериал «Мир Дикого Запада» начался недавно, и о вашем герое мало что известно. Расскажите, кто такой доктор Форд?

Мне постоянно везет в кино на один тип героев — «властных парней», помешанных на контроле. Они живут в своем мире и любят, чтобы все подчинялось их правилам. Самое забавное, что эти черты характера полностью противоречат моей натуре. В жизни я плыву по течению и никогда ни о чем не беспокоюсь. Думаю, я в принципе неспособен воспринимать что-либо всерьез. А вот доктор Форд в «Мире Дикого Запада», наоборот, предельно серьезен — классический властный персонаж. К тому же он еще и перфекционист, и, честно говоря, просто сумасшедший! Но играть его было несложно. Все, что я делаю на экране, — это постоянно говорю всякую напыщенную чушь про двойственность нашего разума. (Улыбается.)

Почему, как вы думаете, вас приглашают на такие роли?

Понятия не имею! Может, все дело в моей внешней холодности? А может, у меня такой «несчитываемый» взгляд… Но я точно не столь жесток, как многим кажется. Более того, уверен: все несчастья происходят как раз из-за жестокости, желания одних людей подчинять себе других и стремления подавлять собственные желания. Но зачем постоянно подавлять себя или кого-то еще? Лично я перестал это делать. И говорить о чем-то теперь стараюсь без осуждения и морализаторства. У меня, конечно, может быть свое мнение по любому вопросу. Но, в сущности, самое умное, что я могу сказать, — это «я ничего не знаю».

Что вас заинтересовало в этом проекте помимо «любимого» типа героя?

Мне позвонил мой агент и спросил: «Хочешь сняться в «Мире Дикого Запада»?» Оказалось, что это HBO, телевидение. А я сто лет не появлялся на ТВ, решил, что время пришло, и согласился. Вообще, меня всегда забавляли подобные вопросы: «Почему вы согласились играть в этом фильме?», «Что сподвигло вас на то, чтобы стать актером?»… Что я могу ответить? Что актерство — весьма неплохой способ заработка, по крайней мере, в моем случае. И что я согласился на роль потому, что мне ее предложили. Конечно, многих шокирует такая прямолинейность — все ждут ответа про сложного персонажа. И у моего доктора Форда действительно интересный характер. Но покажется ли он интересным зрителям — черт его знает. Актерство все-таки странное занятие.

Вы упомянули, что ваш герой довольно разговорчив. Пришлось учить много текста?

О да! Но я из тех, кто обожает это делать. Я постоянно тренирую память, запоминаю фразы, держу мозг в тонусе — сами понимаете, для моего возраста самое то. (Улыбается.)

В «Мире Дикого Запада» внимательные зрители найдут много отсылок к произведениям искусства. Например, этот кадр с роботом вдохновлен «Витрувианским человеком» да Винчи

На телевидении, в отличие от кино, мало кто знает, чем закончится сериал. Вам, наверное, было непривычно не читать весь сценарий заранее?

Я несколько раз спрашивал Джонатана (Нолана — сценариста и режиссера сериала. — Ред.) и режиссеров серий: «Ребята, что за дела? Что вообще тут происходит по сюжету?» Но никто ничего не объяснял  — мы, актеры, узнавали все новости в процессе съемок. Мне понравилось это состояние неведения. Чем меньше ты заранее знаешь, тем непосредственнее играешь. Бывало, у актеров глаза лезли на лоб от сюрпризов, к которым привела эта непосредственность. А сюрпризы — это прекрасно.

«Мир Дикого Запада» — научная фантастика, антиутопия. Как вы относитесь к этому жанру?

Если честно, то понятия «утопия» и «антиутопия» меня очень пугают. Все мы помним, как в XX веке утопические идеи о прекрасном будущем привели к войне, к постоянной смене идеологий, ценностей, взглядов на мир. Мои отец и дед были марксистами, и я в юношестве наслушался мнений со всех сторон. Сейчас тоже у каждого второго столько взглядов на будущее, на настоящее, что диву даешься. Я же знаю лишь одну константу — смерть, которой не избежать никому. Ни популярному актеру, ни обычному человеку. Так что, по сути, мы ничего не контролируем в этой жизни. В чем-то это даже хорошо…

Можно перестать беспокоиться о будущем?

Вот именно! Это чудесное состояние — не беспокоиться. Я могу прямо сейчас предсказать вам будущее Америки и любой другой страны: оно неопределимо. (Улыбается.) Пора привыкать к неопределенности.

Как думаете, в этом будущем есть место роботам, которых создает ваш герой в сериале?

Джонатан Нолан, который просто помешан на искусственном интеллекте, точно ответил бы: «Да!» Я же недавно поехал отдыхать в Охай (город в штате Калифорния. — Ред.) и на завтраке в отеле разговорился с парнем из Технологического института Массачусетса. Он долго уверял меня, что такой вещи, как искусственный интеллект, не существует и заставить машины думать невозможно. А  потом сказал: «Но ведь я могу и ошибаться». (Улыбается.)

Сэр Энтони, последний вопрос: вы сами часто пользуетесь техникой?

Да, у меня есть компьютер, айфон, айпад, и я ими прекрасно пользуюсь. А еще обожаю напечатать что-то на компьютере и затем выделить отдельные пункты разными цветами — почему-то от этого сразу кажется, что окрашенный текст очень важен. Отличный оптический эффект!

Источник

Еще Звездные Новости

Автор записи: Звёздная жизнь

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *