Вера Брежнева: «У меня никогда не было идеального свидания»

Вера Брежнева снова на всех экранах страны в романтической комедии «8 лучших свиданий». Премьера этой весенней картины неожиданно для своего легкого жанра попала в топ политических новостей. Еще до выхода фильма на экраны, буквально накануне VIP-показа в Москве, гражданские активисты выступили с требованием к Министерству культуры России запретить прокат комедии в нашей стране, так как главная роль в картине (мужа героини Веры Брежневой) — у Владимира Зеленского, который известен своей проукраинской позицией. Минкульт требования активистов не удовлетворил, посчитав «нецелесообразностью введение санкционных мер в отношении отдельных деятелей культуры Украины».

Премьера состоялась, а все пришедшие смеялись до слез. О том, смеялась ли во время просмотра картины сама Вера, а также о ее новой роли, рецепте хорошего настроения, свиданиях и любви, узнал HELLO!.

Вера Брежнева

Вера, а вы смеялись, когда смотрели фильм?

Да, хотя знаю это кино дословно. Все равно что смеяться над бородатым анекдотом, да? (Улыбается.) Я, конечно, наблюдаю за собой на экране и анализирую. Но потом меняю угол зрения и смотрю «8 лучших свиданий» как обычный зритель, и для меня фильм однозначно интересный и смешной.

Больше половины фильмов с вашим участием режиссировал Марюс Вайсберг. Удивительное постоянство.

А почему нет? Вуди Аллен часто снимает Скарлетт Йоханссон, Квентин Тарантино — Уму Турман, а Марюс Вайсберг — Веру Брежневу. (Смеется.)

В вашей жизни было восемь лучших свиданий?

Я пыталась вспомнить и пришла к выводу, что у меня не было свидания — мечты всех девочек. «Я заеду за тобой в 6», — сказал он, и в 8 они были в Венской опере. Наверное, потому, что для меня идеальное свидание не совсем такое.

Какое же?

При моей публичной профессии первое правило идеального свидания — уединенное место. Дикий пляж, крыша небоскреба, затерянное в большом городе кафе… Любое место, лишь бы там было мало людей. А все остальное — время года, время суток, форма одежды — неважно, главное — настроение. Скорее всего, мой человек поведет меня именно туда, где мне будет хорошо. Да хотя бы в кино, на ночной сеанс в будний день, на последний ряд, с поцелуями и попкорном. И фильм чтобы веселый и романтичный.

Похожий на те, в которых вы снимаетесь?

Может быть. Такое кино максимально отображает мое частое состояние.

То есть чаще всего вы в хорошем настроении.

Да. Я люблю шутить, люблю, когда люди рядом со мной улыбаются. Настроение же — это внутренний камертон. В любой ситуации можно найти что-то хорошее. Вот сегодня нет видимых причин для позитива: сыро, холодно, рано встала, надо работать целый день, пробки… А мне светло, потому что если прислушаться к себе, то нет повода для грусти, когда внутри гармония.

И вас не раздражают домыслы, слухи? Публикации последние на тему «Вера Брежнева на шестом месяце беременности?»

У меня уже выработался иммунитет к подобным новостям. Я давно отношусь к ним с юмором, для меня тема моей беременности — а беременна я, если верить нашей прессе, последние три года, как слониха, — это уже почти анекдот. Когда я надела свободное желтое платье на Big Love Show, то сама пошутила, мол, платье спереди свободное, могут быть разговоры. Посмеялась и пошла на сцену. После этого появились публикации.

Кажется, вы порой сами провоцируете публику. Например, в тот момент, когда все гадали, вышли ли вы замуж, вы выставили в Instagram фото в свадебном платье…

Не понимаю, в чем провокация. Я участвую в разных проектах, меняя образы. И это был как раз такой случай: фотографии получились такими красивыми, что ими невозможно было не поделиться. В это время мы с Аней Чуприс запустили работу нашего свадебного агентства VA-Day. И те фото — результаты нашей совместной деятельности. Эта работа дает мне позитивные эмоции — общение с влюбленными людьми. А еще повышает градус счастья и красоты в моей жизни!

Есть в вашей жизни что-то, что вызывает раздражение и неприятие?

Да, есть. Когда попадаются глупые, наглые, непрофессиональные люди. А если три в одном, то это вообще печаль. Но, слава богу, сейчас меня окружают те, кому доверяю. И я на пути к почти буддийскому спокойствию: уже довольно часто могу человеку в ответ на грубость пожелать хорошего дня. Естественно, есть люди, которые негативно к тебе настроены вне зависимости от того, хороший ты человек или нет. Таких людей я внутренне давно приняла и желаю им: будьте, пожалуйста, счастливы.

Вы этому легко научились?

Любая работа непростая. А над собой — особенно. Я много читала специальной литературы, работала с профессионалами, которые могли мне в этом помочь. Развивала, укрепляла внутренний стержень и в какой-то момент поняла, что у меня получается! Раньше я расстраивалась, когда слышала о себе негативные комментарии. А потом поняла, что невозможно угодить всем. С собой честна, ценностям верна. Бесконечно растрачивать себя на мнение людей, которые ничего не знают о моей жизни, просто бессмысленно.

С дочерьми вы строгая?

Если нет необходимости, я добрый, мягкий, неконфликтный человек, из меня можно вить веревки. Но если начинается непорядок — я строгая.

Старшей дочке 14 лет, на свидание можете ее отпустить?

С мальчиком, которого я знаю, в кино или кафе отпущу. Соня всегда рассказывает, куда и с кем идет. До ее совершеннолетия я, как мама, должна быть в курсе. Она может у меня отпроситься гулять, если уроки сделаны; разрешаю, главное — быть дома не позднее 10 вечера. Соня в меня, а я в переходном возрасте вредная была, бедная моя мама. Дочь уже выше меня на голову и может побузить: она, как многие подростки, считает себя самой умной и хочет это доказать.

Вера Брежнева

Умная дочь — мамина радость. Разве нет?

В 14 лет даже у гениального ребенка нет того, что есть у его мамы, — опыта. И Соня еще не понимает, что мама плохого не посоветует. Я говорю ей: «Доченька, я это делаю, в первую очередь думая и заботясь о тебе, потому что люб­лю тебя». А ей кажется, что если я запрещаю, то просто чтобы запретить. Иногда Соня признает свои ошибки. Верю, она, как и я когда-то, скоро поймет, что мама была права, мама молодец.

Справедливости ради стоит и о младшей сказать…

Не переживайте, она не обидится, она еще не читает журналов. (Смеется.)

Вам с ней легче, чем со старшей?

Расставаться сложно с обеими. Но старшая уже более-менее привыкла, а младшая плачет, когда я уезжаю. Сару я родила в более сознательном возрасте, мне было 27 лет, и ее я воспитываю чуть-чуть иначе. Она более свободная и менее… эгоистичная. Соня, прости. (Смеется.) Дочки разные, но похожи между собой и на меня.

Как быстро вы поняли, что главное в воспитании детей?

Сразу. Для меня главный принцип — собственный пример. Я занимаюсь собой, совершенствуюсь — чтобы понять и искоренить недостатки, культивировать качества, важные для меня. Детям прививаю такие понятия, как доброта, честность и желание помогать.

  

 

Вы уже почти год являетесь послом доброй воли ООН по вопросам СПИДа. Чему вас учат женщины, с которыми вы общаетесь на этом посту?

Меня бесконечно восхищает то, как они живут и отстаивают свое право на счастье. Они учат тому, как в очень сложной ситуации продолжать быть ответственным и за свою жизнь, и за жизнь своих близких. Мы все не святые и делаем ошибки в жизни. Когда общество относится к тебе предвзято только потому, что у тебя ВИЧ-инфекция, очень трудно не озлобиться и продолжать бороться, противостоять дискриминации, а отражать при этом только свет — вообще поразительно! Нередко я слышу от женщин: «О боже, меня бросил мужчина! Жизнь кончена!»

Все бывает гораздо хуже — уходит муж, отворачиваются друзья, а еще — диагноз «ВИЧ-инфекция», пожизненная терапия. Но жизнь продолжается, и они строят новые отношения, в том числе с ВИЧ-отрицательными мужчинами, которые знают об их статусе, но это не становится преградой для любви, создания семьи, рождения детей. Они собранны, полны любви и надежд, воли и веры. Я говорю с ними — и восхищаюсь, и учусь, и поддерживаю. Им очень важно, чтобы их веру в жизнь поддерживали. Это важно для всех нас.

Ваша известность позволяет привлечь внимание к этой проблеме, и это большой плюс. А как вы справляетесь с главным минусом публичности — желанием все о вас знать?

Сейчас я максимально откровенна, отвечаю на все вопросы честно, ничего не утаиваю. Но если вы о личной жизни, то, правда, не считаю нужным делиться ее подробностями публично. Интервью — не исповедь, и рассказывать обо всем, что со мной происходит, что меня мучает, выворачивать душу наизнанку перед тысячами людей — для чего? По-моему, каждый публичный человек стремится какую-то часть своей жизни оставить неприкосновенной — одни прячут в укромном уголке свои комплексы, другие — не показывают детей, третьи — личную жизнь. Я с самого начала, 13 лет назад, приняла решение, что моя личная жизнь не должна быть достоянием общественности. И оставила свое сокровенное себе. Кстати, обратите внимание — все жизненно важные органы скрыты от глаз, от внешнего воздействия, они внутри. И, выражаясь метафорически, я не хочу приглашать читателей на прием к доктору, на УЗИ. (Смеется.)

Я следую своим принципам — в свой дом не пускаю и к вам не прошусь. Если сравнивать себя с животным, то я — львица. Стою на страже своего дома, своего счастья, своих близких. Если кто-то позволит себе неправильно вести себя со мной или моими родными, могу и зарычать, и укусить. Тем не менее все газетные утки меня не трогают. Я даже не трачу время и силы на опровержение бреда желтой прессы. Главное, чтобы это не травмировало моих близких. Я сама уже привыкла к тому, что третий год беременна. Хотите анекдот в тему?

Конечно!

Блондинку за рулем останавливает инспектор: «Вы нарушили правила». Она: «Я? Нарушила?» Он ей: «Вы пересекли двойную сплошную. Посмотрите — одна полоска, вторая полоска…» Блондинка хватается за голову: «А! Две полоски! Я беременна?!» (Смеется.)

Текст:
Сабина Дадашева/HELLO!

Фото: Роман Горчаков

Источник

Еще Звездные Новости

Автор записи: Звёздная жизнь

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *